Асима Сказочник
Во дворе за мусорными баками был люк. Он был ржавый-прержавый, старый престарый, и никто про него не знал кроме одной дворняжки, которая однажды щенилась рядом, и еще кроме одной девочки, которая искала мяч. Она с подружками играла в воробья, слишком сильно кинула, и мяч залетел за мусорные баки.

Девочка пошла искать мяч и увидела, что мяч лежит недалеко от люка, прямо у ног собаки и щенков. Девочка подошла, собака зарычала. Девочка взяла мяч и захотела уже убежать, но ей понравился один щеночек, она взяла его в руки... но собака вдруг кинулась на нее, чтобы укусить. Девочка отскочила в сторону и наступила прямо на люк. И тут крышка люка перевернулась, и девочка с щенком и с мячом провалилась под люк, а крышка люка накрылась сверху как ни в чем ни бывало.

Было совсем неглубоко. Хоть девочка и была маленького роста, но могла на цыпочках достать до крышки люка, однако открыть его сил не хватало. Девочка начала плакать и звать на помощь, и тут почувствовала, что ее затягивает вниз, как в болото, и что она погрузилась уже по колено в какую-то хлипкую грязь. Щенок жалобно пищал и скулил, мячик тоже как будто сжался от страха. А девочка уже погрузилась в болотистую грязь до подмышек. Тогда она подняла руки вверх: в левой спасала щенка, а в правой мячик. И вот девочка погрузилась до шеи, а потом и полностью ушла внутрь с головой, лишь мячик и щенок остались в руках девочки над поверхностью.

Девочка сначала зажмурила глаза и закрыла рот, чтобы туда не попала болотистая грязь, но потом открыла, и увидела, что находится в маленькой комнатке-пещерке, и почувствовала, что может дышать прекрасным воздухом, наполненным лесными запахами и свежестью горного ручья. И действительно, прямо через всю комнатку-пещерку тек, журчал горный ручей. Он стекал из верхнего угла комнаты по шторке, журчал по сосновым доскам и пропадал под большим круглым вязаным паласом, а затем вытекал с другой стороны, разливаясь маленьким озерцом, похожим на огромадную круглую чугунную ванную.

Прямо из паласа по центру комнатки-пещерки росло дерево дуб. Оно было старое, толстое, кряжистое, но не огромное как на улицах, а в несколько раз меньше, так, что помещалось в комнате. Правда, ветви и листья его разрослись по всему потолку так, что потолок казался сделанным из листьев и ветвей, а корни его то тут, то там вылезали корягами из под досок, кое-где даже приподнимая палас буграми. Наверху, в самом центре дерева-дуба висела люстра, большой желто-белый шар, очень похожий на те люстры-шары, которые обычно висят на кухнях в квартирах, похожий, но намного красивее. Свет его был как свет солнца перед закатом, желто-оранжево-красный! Проникая через темно-зеленые листья дерева-дуба, этот свет шара делал комнату сказочно красивой. Ах да, забыл сказать, у стены стоял большой, мягкий, старый кожаный диван с резными ножками, а напротив висел богатый шелковый ковер на всю стену, о котором я еще расскажу. А двери в комнате не было.

Девочка так залюбовалась комнаткой, что совсем забыла про то, что там, наверху, в ее руках остались ее мячик и щенок. Да, девочка, пока она не втянула внутрь руки, для волшебной комнаты была просто грамадиной и с трудом в ней помещалась. Но как только она втянула свои руки с шариком и щенком сквозь болотную грязь и дубовую листву, то тут же уменьшилась до размеров, подходящих для маленькой девочки в большой комнате, даже чуть-чуть меньше, чем обычно. По крайней мере дуб ей казался довольно большим деревом, как нам вишня, а озерце ей казалось как небольшой бассейн.

Щенок, увидев воду, радостно залаял, и с криком "Хочу маминого молочка" побежал к ручью. И как только он прикоснулся губами к ручью, то тут же ручей превратился в собачье молоко. Но не этому удивилась девочка, а тому, что щенок по человечески сказал: "Хочу маминого молочка"! Еще больше удивилась девочка, когда мячик вдруг улыбнулся ей, подмигнул и сказал: "Поиграй со мной!". А потом с дуба слетела стая птичек и, сев с другой стороны ручья, напротив щенка, птички начали тоже пить собачье молоко. Щенку это не понравилось, и он начал гонять птичек, гавкая на них и обзываясь, а мячик вырвался из рук девочки и тоже начал прыгать с одного берега ручья на другой и приговаривать "Птичек песик цап за хвостик!".

У девочки голова пошла кругом от всей этой чехарды, и она строго поругалась на всех: "Сейчас же прекратите баловаться, или я вас всех поставлю в угол!". И все ее послушались: птички взлетели на деревья и начали напевать приятные, спокойные песенки, песик лег под деревом и наблюдал за ними, а потом заснул, а мячик пошел плавать кругами по озерцу, то ныряя, то подпрыгивая, но не сильно шумел.

А девочка решила навести в комнате порядок. В углу стояла метла и лежала тряпочка. Девочка подмела коврик, доски, протерла тряпочкой ножки дивана, ствол дерева, ветви. Она почувствовала, что устала и проголодалась. Она подумала "Вот бы сейчас попить молочного йогурта", подошла к ручью, и как только коснулась его губами, то ручей превратился в молочный йогурт. Девочка напилась и подумала: "Вот бы сейчас закусить сладкой булочкой". Она подошла к Дереву-дубу и как только прикоснулась рукой к ветке, то на ней сразу же выросла сладкая булочка. Девочка съела ее. Потом она посмотрела на себя, на свое платьице и увидела, что и она, и платьице очень грязные, в болотной жиже. Тогда она зашла в озерцо. Вода в нем была теплая, как в речке в июле, и очень освежала, придавала сил. Тут же платьице девочки и сама она стали чистыми-пречистыми, красивыми-прекрасивыми.

Когда девочка искупалась, она почувствовала, что очень устала, и решила отдохнуть на диванчике. Она легла на диванчик, и он показался ей мягким как перина. Девочке было очень хорошо и приятно: птички пели ей песенки, щенок лежал рядом с ней, и она его гладила, мячик спал у ее ног, ручеек тихо журчал, дерево дуб мягко шелестело листвой, люстра-шар освещала всё чудесным желто-оранжево-красным светом. Но девочка все не могла заснуть, она привыкла, что перед сном ей рассказывают сказки. И тут большой богатый шелковый ковер напротив дивана, начал сам по себе украшаться прекрасными рисунками! Рисунки сменяли друг друга один за другим, переходили из одного в другой, превращаясь в чудесные сказочные истории.

Вот принц скачет по сказочной лесной стране на белом коне в оранжевый горошек, а наверху, на балконе, его уже ждет прекрасная принцесса; вот они уже внизу, у ворот дома принцессы: принц играет ей на арфе при луне, преклонив колени перед красотой принцессы, а принцесса в восхитительном воздушном платье до пят, стоя, слушает его, нежно наклонив головку. Вот они уже сидят на персидском ковре, украшенном золотыми витыми узорами, и принц шепчет принцессе на ушко признания в любви, рассказывает стихи, которые сочинил, в его стихах всё, что он пережил, пока путешествовал по сказочной лесной стране. Вот они вместе гуляют по саду, кушают плоды с деревьев, и ничего нет вкуснее этих плодов! Там есть и персики, и бананы, и ананасы, и груши, и яблоки, и сливы, и алыча, и вишни, и черешня, и кокосы, и апельсины, и киви, и финики и много-много-много других фруктов. Есть даже такие, которым не придумали названия...

Девочка долго-долго смотрела сказки, которые рисовал ей большой, богатый шелковый ковер, но в конце концов заснула крепким-прекрепким, сладким-пресладким сном, а когда проснулась, то оказалась в своей комнате, в детской. На кухне мама готовила чай, а папа, как обычно, читал газету, сидя на табурете, братик чистил зубы, дедушка делал зарядку с гантелями, бабушка ушла в магазин за колбасой. Солнышко светило сквозь тюлевые цветастые шторки прямо в глаза, на кудри, на щеки, и не давало снова заснуть. Было хорошо и радостно, хотелось пойти погулять и еще кое-что. Девочка вскочила с постели, вбежала на кухню и торжественно прокричала: "Мама, хочу щенка!!!".